суббота, 26 января 2008 г.

ПОДВИГ ЮНГИ КОВАЛЁВА-РАБИНОВИЧА


Михаил Ринский
ПОДВИГ ЮНГИ
КОВАЛЁВА-РАБИНОВИЧА

Одна из золотых страниц войны против фашизма – подвиг молодого матроса Северного флота Саши Ковалёва, спасшего торпедный катер и товарищей, грудью закрыв пробоину в радиаторе мотора. Во многих книгах его сравнивают с Александром Матросовым. Но немногие знают о том, что Саша – сын репрессированных Ф. и Е. Рабиновичей. А некоторые и просто знать не хотят…
Этот герой-юноша и совершенно необычная для тех времён история его короткой жизни, о которой мне поведал его товарищ по Школе юнг и по войне Семён Залл, заинтересовала меня. В нескольких книгах воспоминаний ветеранов-североморцев, в интернете – на сайтах от Мурманского музея до статей И. Л. Дегена и переписки Риты Райт-Ковалёвой - нашёл немало. Причём – разнобой не только в обстоятельствах его подвига, но и особенно – в биографии юноши. В конце концов, стараясь объективно воспользоваться имевшимися в моём распоряжении воспоминаниями наиболее близких к Саше людей и свидетелей событий, я составил себе следующую картину трагических жизни, подвига и смерти юноши-героя.
В различных мемуарах Саша – и горьковчанин, и ленинградец… Но всё-таки он родился в 1927 году в московской еврейской семье инженера Филиппа Макаровича Рабиновича и его жены Елены (Лили) Яковлевны Рабинович, в девичестве – Черномордик. В 1937 году Ф. М. Рабинович был арестован вскоре после возвращения из США, где, как пишет И. Деген, он покупал для СССР лицензии другую техническую документацию. Позднее инженер был расстрелян. Елена Яковлевна Рабинович была сослана в Джезказган – она вернётся в Москву лишь в 50-х годах, в 1955-56-м годах родители Саши будут реабилитированы.
После их ареста, спасая десятилетнего мальчика, заботы о нём взяла на себя старшая сестра матери Раиса (Рита) Яковлевна Райт-Ковалёва, всемирно известная писательница и переводчица (1898-1989). Именно в её переводах впервые появились русские версии произведений Г. Бёлля, Ф. Кафки, Дж. Сэлинджера, У. Фолкнера, А. Франк. Рита Райт-Ковалёва – автор художественной биографии Р. Бернса, воспоминаний о Маяковском, Хлебникове, Ахматовой, Пастернаке. Всё это – далеко не полный перечень её произведений.
Муж Риты Райт, капитан 2-го ранга Николай Петрович Ковалёв, флагманский механик Беломорской военной флотилии, в начале войны со штабом флотилии был переведён в Архангельск. Рита Райт с Сашей были эвакуированы в Ярославскую область, а в конце 1941 года переехали в Архангельск, где Рита Райт-Ковалёва стала работать на радио, а Сашу устроили на штабной катер. Скорее всего, официально он не был усыновлён Ковалёвыми: во-первых, при живой матери в ссылке, а во-вторых, возможно, в служебном положении Николая останавливало и то, что он – сын "врага народа". Зато капитан 2-го ранга сделал для юноши то, на что нужна была настоящая решимость.
Когда к осени 1942 года на Соловецких островах создавалась единственная в мире Школа юнг, Саша с помощью дяди поступил в неё, заимствовав биографию не прошедшего по своим данным кандидата в юнги Юрия Николаевича Ковалёва, комсомольца, уроженца Горьковской области, 1926 года рождения. Конечно, такой "подлог", стань он известен, имел бы непредсказуемые последствия не только для Саши Рабиновича, но и для капитана Н. Ковалёва. Скорее всего, необходимостью скрывать эту тайну и объясняется некоторая замкнутость в общении юноши со сверстниками в Школе юнг, которую кое-кто из них отмечал позднее в мемуарах. Но уже через год, в период боевой службы Саши, как вспоминал непосредственный командир Саши стармех торпедного катера Николай Старшинов, Саша "не скрывал, что у него – приёмные родители, был общительным, добрым и честным".
Это естественно: за каких-нибудь год напряжённейшей учёбы в Школе юнг и полгода в той тяжёлой боевой обстановке юноша стал уже "бывалым моряком", уверовал в себя. Ещё в Школе юнг, где Александр был в группе подготовки мотористов, он, как единодушно отмечают в воспоминаниях его товарищи, был одним из самых лучших в учёбе, а в боевой обстановке - никогда не отказывал товарищам в помощи, отлично разбираясь в двигателях.
Свой геройский подвиг Александр Ковалёв-Рабинович совершил 8 мая 1944 года, когда два торпедных катера дерзко атаковали целую группу кораблей противника у их берега. Наши корабли ТК-217 и ТК-209 под командой старших лейтенантов Желвакова и Кисова на большой скорости приблизились к вражеским кораблям и торпедировали два головных сторожевика противника. На наши корабли обрушился шквал огня с кораблей противника. Теперь , развернувшись, надо было уходить. Но вражеские снаряды повредили ТК-217, он потерял ход и стал тонуть. ТК-209 развернулся и, прикрыв друга дымовой завесой, Кисов под огнём противника снял его экипаж. Желваков, покидая корабль, поджёг бикфордов шнур, взорвав корабль, чтобы не достался врагу.
ТК-209 оторвался от погони, имея преимущество в скорости. Но три самолёта "фокке-вульф2 атаковали катер. Кисов, умело маневрируя, увернулся от попадания бомб. Но самолёты открыли артиллерийский и пулемётный огонь. Взрывами в моторном отсеке был ранен командир отделения мотористов Старшинов, тяжело ранен старшина. Саша Ковалёв был контужен. Придя в себя, увидел: правый мотор бездействует, левый повреждён, а у среднего мотора из пробоины в радиаторе хлещет кипяток. Катер терял ход. Нарушение охлаждения мотора грозило его взрывом. Схватив стёганый ватник, Саша прижал его к пробоине радиатора и навалился грудью, останавливая течь. Кипяток обжигал его, но он продолжал прижиматься к радиатору, пока не подоспела помощь со стороны мотористов спасённого экипажа ТК-217. Александр Ковалёв-Рабинович с приёмным отцом, кап. 2-го ранга Н. П. Ковалёвым
Подоспевшие советские истребители отогнали "фоккеров". Мотор продолжал жить, катер не потерял ход и благополучно дошёл до базы. Таким образом, благодаря подвигу Саши были спасены экипажи двух торпедных катеров. По прибытии на базу он, в числе других моряков, проявивших героизм, был представлен к правительственной награде.
Но смерть всё-таки настигла героя на следующий день, когда ТА-209 в числе нескольких других катеров были отправлены на ремонт на главную базу. Воспламенилась фосфорная головка застрявшего в переборках немецкого снаряда замедленного действия, и взорвались бензобаки. На корабле начался пожар. Оставшиеся в живых моряки были спасены, но Саша оказался в числе погибших.
На крутом берегу полярного моря - гранитный обелиск в память катерников- североморцев. Рядом – мраморная плита с портретом юного моряка и надписью: "Юнга Саша Ковалёв погиб в море 9 мая 1944 года". Александр Ковалёв посмертно награждён орденом Отечественной войны 1-й степени. В честь него сложены стихи. Балладу московского композитора Юрия Чичкова в память юного героя великолепно исполнял прославленный детский ансамбль имени Локтева. Именем Саши Ковалёва названы улицы в Москве, Ленинграде, десятках других городов. Назван корабль Мурманского пароходства. Его имя носили сотни школьных дружин. Имя Саши Ковалёва.
На одном из сайтов я нашёл в переписке Риты Райт-Ковалёвой слова о том, что её "муж, капитан 1-го ранга-подводник, погиб в 1946 году". Кто знает, доживи этот порядочный человек до времён дел космополитов и врачей – не припомнили ли бы ему этот чистосердечный "подлог". Впрочем, любым властям довольно часто не выгодна была и есть всенародная огласка всей правды. Вот и не знали советские люди ни о подлинной фамилии Саши Рабиновича, ни о участи его отца. Поэтому и сегодня на сайте школы №330 города Москвы, где Сашу Ковалёва по сей день считают своим учеником, приводится "экзаменационный проект учащегося 10 класса Н. Ермакова", где говорится, что Саша Ковалёв геройски воевал, "желая отомстить врагу за поруганную землю, за смерть отца…"(выделено, естественно, мною. М. Р.). Осталось добавить: "…в сталинских застенках". И ещё добавить фамилию отца и сына – Рабинович.
Но если у школьников, а то и педагогов - как в приведённом случае, подобные "недалёкости" – явление нередкое, то уж в городских историко-краеведческих музеях историческая правда обязана быть на должном уровне при любых властях. Однако вот сайт Городского краеведческого музея города Полярный Мурманской области. Сообщая о том, что родители Саши Ковалёва были евреи по национальности и были репрессированы, музей не просто умалчивает их фамилию Рабинович, но и стыдливо задаёт вопрос о Саше:"Стоит ли возвращать ему настоящую фамилию?" (выделено мною. – М.Р.).
Нет, на подобный, мягко выражаясь, наводящий (не хочется думать, что провокационный) вопрос радикальной реакции не последует. Хотя бы из уважения к покою святых покойников, а ещё – к смелому подвигу его глубоко чтимых тёти и дяди. Но если говорить о справедливости и если уж вопрос поставлен, то разве не реабилитированы родители Саши и тем самым – их и его фамилия Рабинович? И разве мало мы знаем двойных фамилий людей, являющихся гордостью в том числе и русского народа? Тот же пример: Райт-Ковалёва. Или Рабинович-Данченко.
Уверен, что подобных не доведённых до конца случаев реабилитации добрых человеческих имён – множество. И разве не было бы ещё одним стришком стремления к справедливости и её утверждения , к примеру, в данном случае – добавление на мемориальных досках и памятниках на улицах и в школах, названных в честь героя, сведений о его подлинной фамилии и краткого пояснения, почему она другая. Кстати, это относится отнюдь не только к России. И не только к таким трагическим примерам, как с юным героем Сашей Ковалёвым-Рабиновичем.

Михаил Ринский (972) (0)3-6161361 (972) (0)54-55299
rinmik@gmail.com
mikhael_33@012.net.il






2 комментария:

Анонимный комментирует...

buy viagra
Добрый день. замечательная статья, спасибо огромное:-)
viagra online
... Интересный сайт хорошо описали
generic viagra

Татьяна Фокина комментирует...

Отличная стаья, спасибо за Ваше исследование настоящей жизни настоящего героя.